В верх страницы

В низ страницы
сонный город проникает под толстую чешую городских жителей, остается привкусом молочного шоколада на губах, забивается в архивы памяти раз и навсегда. кто-то в толпе, кто в первый раз ступает по брущатой площади, говорит нараспев «брюгге». город, покоренный королями. город, оставшийся в сказках про короля артура и рыцарей круглого стола. город с запахом накрахмаленного пастельного белья и кинопленок в формалине. брюгге – отдушина и душа. его называют «мертвым брюгге», «сонным брюгге», и он действительно спит среди роскоши древних сооружений, тихих каналов, горбатых мостиков и зеленых набережных, погруженный весь в былое.
31.10. все пропащие жители брюгге, просыпайтесь! сегодня не только последний день октября, пора старых теплых писем и вкусных какавок на чернике, но и, да, день всех святых! кто еще не успел поучаствовать в поиске магических тыкв - милости просим в обитель джека . к слову о джеке, мы и его подружку кровавую мэри встретили, разгуливающую по сонному городу. не слышали еще? почитайте кровавый квест кровавого праздника.
сегодня мы будем жить и работать под девизом: кровавая мэри, кровавая мэри, кровавая мэри!
модгабэнгудрунадамева
гостеваяf.a.q.правиланужные персонажишаблон анкетызанятые имена и фамилиизанятые внешностипутеводитель
сирше не спит. сирше не спит час, два, три. сирше не спит всю ночь, просто смотря в потолок. он не может заснуть. он не хочет спать. вокруг него витают призраки небольшой квартиры, демонстрируя всё изящество в пляске на стенах под светом восходящего солнца и шумом ветра за окном. тени пляшут и никак не хотят умирать. отталкивают момент, прячась в тёмных углах, ищут спасения, залезают под кровать. [читать лучший пост]

(my) blueberry nights

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » (my) blueberry nights » мамины сказки » пока. целую. снишься


пока. целую. снишься

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://savepic.ru/8016368.png
пока. целую. снишься  2008 - 2011 год
[dögg noah and maude maude]
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

// торба-на-кручепока. целую. снишься
мод шепчет.
я не могу тебя забыть.
мод кричит.
я не хочу тебя забывать.

ты становишься для меня вселенной. со своими словечками, движениями и уставшим взглядом. ты занимаешь так много места в моей жизни, заслоняешь меня от любых бед, отдаешь всего себя без остатка. мне так не хватает тебя, ной.
в моем мире без тебя так темно.
в моем мире без тебя слишком холодно.
ты привязал меня к себе прочными нитями и мне не освободиться. да я и не хочу.

с тобой все так ярко. ты эпицентр моей жизни. ты мой стержень и часть моей души.
я перебираю ворох фотографий, переживая каждое прожитое с тобой мгновение.
мне этого так не хватает.

я не смогла тебя спасти.
прости меня. я не смогла.

прошу вернись в мою жизнь. ты мне так необходим. ты для меня свет. мне не выбраться без тебя.
я пойду ко дну.

не грусти, волчонок.
все у нас еще будет хорошо.

+2

2

трилогия
часть первая: эхолалия


безлюден, усыпан ракушками берег
весь в шрамах от в море впадающих рек||q

в воздухе разлит пьянящий можжевеловый дух, ушей касается напевность прибойной волны. ной в замешательстве. он шарит взглядом по белесому песку, высматривая знакомые ориентиры, но их нет. это определенно не бельгия.
ною здесь не нравится.
ною редко что-то не нравится.
он делает пару шагов к полосе из ракушек и водорослей, выброшенных утренним приливом. у россыпи валунов темнеет нечто вовсе не каменное.
проснись.
ной совершенно точно уверен, что это сон, но царапанье запястья не помогает. к можжевельнику примешивается хвоя. холодает. если бы не цвет песка, он решил бы, что подсознание зашвырнуло его куда-то в скандинавию.
– привет, волчонок.
напротив него крохотный зверь. шерсть топорщится от морской воды, он лежит почти без движения – лишь еле-еле улавливается дыхание в районе живота. ною совершенно точно необходимо проснуться – он не ветеринар, он ничем не может помочь умирающему.
  на этот раз побег удается, ни маонайг просыпается в день экзамена на своей съемной квартире.
  фармакология завалена, но он улыбается. отшучивается, затягивается. ёрничает: «перестань, джос, это всего лишь травка». толкает локтем в бок: «мне доктор прописал». хохочет и идёт договариваться с профессором о пересдаче.
  у ноя привычка красить чёрным лаком ногти левой руки. правой – нет. на правой сдираются слишком быстро от игры на гитаре. ирландец совершенно не умеет играть, но от раза к разу пытается. господь снисходит и попытки становятся с каждой пыткой соседей приличнее.
  закат тринадцатого июня он встречает, выблёвывая внутренности. хроническая мигрень грызёт его виски с трёхлетнего возраста, когда родной дядя по неловкости уронил племянника с высоты собственного роста. большинство таблеток уже не помогает, приходиться ухищряться. комната наполняется сладковатым ароматом травы.
  у него не жизнь – спичечная крепость. идеально подогнанные друг под дружку легковоспламеняющиеся факты. но до пожара крепость может и рассыпаться просто из-за неосторожного движения. ной машет кулаками, пытаясь уловить то самое, фатальное, но судьба скалится гуинпленовой ухмылкой и хрипит: «неа, еще посиди здесь».
  студент не умеет сидеть. четвёртый курс догорает на горизонте, а он словно перманентный осуждённый электрического кресла. энергия искрится, взбираясь осколками бенгальских свечей по венам. ной всюду и нигде. за ним совершенно невозможно уследить, если он того не пожелает. а он не желает. он настолько искренне любит этот мир, что готов поджечь фитиль для его взрыва.
   «мы все обречены» – вот что надо суметь прочесть за его светящейся улыбкой.
смотрите, вот нож. нож достался от деда и немного проржавел. я никогда о нём не беспокоился. ни о деде, ни о ноже. смотрите, если провести им по стене – две вертикальных, одна горизонтальная. эти царапины, они ведь не дверь. но её символизируют. а хоть разбей лоб, внутрь не пройдёшь. смотрите, вы уже вслушались, а ведь это бред сумасшедшего. одно из тех, что мне придётся воспринимать всерьез. и знаете что, в том бреде больше смысла, чем во всех ваших жизнях вместе взятых.
   хлопок лопнувшей жевательной резинки. и улыбка.
у ноя есть младшая сестрёнка. её зовут аоиф и она рыжее солнца. девчушка любит перебирать кудри ноя и плести неумелые косички.
аоиф семь.
аоиф влюблена в животных.
«пошли. пошли. пошли в зоопарк».
а вы бы смогли отказать? нет, ставлю сто…тридцать семь евро. простите, сейчас на мели.
они ходят сюда вдвоём почти каждый месяц, ребёнку не надоедает. вероятно, в будущем станет великим…кем-то, кто связан с фауной. у ноя в голове экзаменационный бардак и потому на логичные мыслеформы он не способен. лишь улыбается и кивает на бесконечный поток вопросов тоненького голоска.
  просторный вольер, на первый взгляд пустой.
– привет, волчонок.
у северного угла луч светло-серого меха. не полумёртвый, нет. игривый. зверёк чихает, носится перед посетителями, тявкает. впервые за долгое время улыбка ноя неподдельная.
и почему-то она более не проходит. не то, чтобы ной против, но с того похода в зоопарк, он будто полон шампанским до самых краёв. в грудной клетке растёт предчувствие чего-то странного, непонятного. голова не беспокоит. он чист.
  музыка так громка, что заставляет оконные стёкла лихорадочно дрожать. они всегда славились своими вечеринками конца года. они – медики. вокруг рассыпаны таблетки, разлит алкоголь. всё легально, что вы, кому как не будущим фармацевтам уметь находить лазейки в законах, связанных с рецептами.
   ной сидит в компании трёх совершенно одинаковых девиц. или он уже порядочно пьян или они и вправду сестры. если всё же первое, то не настолько, чтобы проиграть у них в бридж. нет, он за равноправие, никаких поддавков. девицам всё равно, они хихикают и заливаются разбавленным ромом.
  если перевести его жизнь в график, то лучше не надо. ватман окажется измятым, а маркер – полувысохшим. почему-то ной создаёт ощущение совершенно беззаботного парня. так и есть, но он сам об этом не подозревает. наедине с собой пытается найти значение тех дурацких синих занавесок, но при большем старании, они начинают менять цвет и заворачиваться поверх его глаз.
  хватит, ной!
давай так, с этого момента живи им. ну, моментом. так, ты всё же пьян – глаза расфокусированы, а сцена не страшна.
«эй, ной! давай! вперёд!» – к басу джоса добавляется визгливый голос норы. парень обхватывает руками микрофон, скорее для устойчивости, чем в привычном жесте какого-нибудь дэйва грола и цепляется глазами за дальний угол потёртого дивана. там, забившись, у самого подлокотника, сидит девушка, исподлобья считывающая этот мир, и ною кажется, что она секретарь бога. причём такой, что помыкает боссом и не разрешает тому расслабляться. вступают гитары, барабаны и, почему-то, кларнет. ни маонайг расплывается в совершенно счастливой, до одури, улыбке и начинает петь. для девушки со спутанными волосами и затравленным взглядом. и кажется ему, что он ее уже встречал. а потом у него случилось помутнение рассудка, амнезия, обливиэйт – и стёрлась из памяти лишь она. её короткие ногти, её серое платье, её порывистые движения.
   две минуты на сцене растеклись веками, теми, неисполнившимися. слово – в год. музыкальная лакуна – в межвременье. ной выучил за этот промежуток на часах всю рельефность микрофона. последняя нота замирает под пальцами басиста, а ирландец уже в толпе.
  её больше нет на прежнем месте, и кажется, будто по кирпичу разрушается мир. но вот светлый хвост у дверного проёма и вселенная спасена. в руках у него два бокала, а в лёгких – воздух скандинавского пляжа.
– привет, волчонок.
ной протягивает жуткий студенческий коктейль из непонятно чего и не может отвести глаз, хоть и пытается. видит бог, пытается.
секретарь, учти это.

[NIC]noah ní mhaonaigh[/NIC]
[STA]seashore[/STA]
[AVA]http://savepic.su/6394465.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/6395489.gif[/SGN]

Отредактировано Dögg de Smet (09-11-2015 01:24)

+2


Вы здесь » (my) blueberry nights » мамины сказки » пока. целую. снишься


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC